PaleoNews

Наши таинственные кузены – неандертальцы – регулярно преподносят научному сообществу самые настоящие сенсации. Вот и сейчас большая группа ученых исследовала их зубной камень с помощью ДНК-анализа и сделала массу неожиданных открытий.

Итак, судя по генетическим данным, некоторые популяции неандертальцев были весьма строгими вегетарианцами. Они умели применять природные антибиотики и жаропонижающие средства по назначению, время от времени обмениваясь с людьми разумными бактериальной микрофлорой рта. Иными словами – страстно и увлеченно целуясь >>

Неандертальцы не слишком часто чистили зубы, и этот санитарно-гигиенический пробел в их воспитании оказался весьма ценен для современных антропологов. Окаменевший зубной налет – так называемый зубной камень – сохранил в себе массу любопытных сведений о диете неандертальцев. Прежде ученые изучали под микроскопом микровключения органики в этом материале, интерпретируя их как остатки пищи древних людей. Теперь же они решили проанализировать генетический материал, который удалось извлечь из зубного камня и, таким образом, разузнали еще и о бактериях, обитавших во ртах Homo neanderthalensis.

В исследованиях принимали участие трое неандертальцев (точнее, их ископаемые остатки, разумеется). Это один житель доисторической Бельгии, найденный в местонахождении Spy и датированный возрастом в 39 тысяч лет, и двое испанцев из El Sidron, жившие 48 тысяч лет назад. 

Северянин оказался вполне традиционен – коллективу ученых под руководством Лауры Вейрих (Laura Weyrich) из австралийского университета Аделаиды удалось установить лишь, что он часто обедал шерстистыми носорогами, овцами и грибами – но не растениями. В целом это достаточно хорошо согласуется с современными представлениями антропологов о жизни европейских неандертальцев.

А вот останки из El Sidron оказались буквально набиты неожиданностями. Как выяснилось, среди испанских неандертальцев полсотни тысяч лет назад было не принято употреблять в пищу мясо. Основу рациона составляли мхи, кора и грибы. Это просто удивительно – ведь множественные следы режущих орудий, найденные на костях неандертальцев из этого местонахождения, традиционно считаются доказательствами каннибализма. Получается, что убежденные вегетарианцы время от времени пускали на шашлык кого-то из собственных родственников?

"Для нас это стало настоящим сюрпризом, – рассказывает Вейрич. – Я всегда думала, что диета неандертальцев основывалась на значительном потреблении мяса. Но никакого мяса в El Sidron не было, и это довольно странно".

Наиболее правдоподобным объяснением этой ситуации, по мнению Аманды Генри из Лейденского университета, было уменьшение возможностей для охоты в данной местности. "Любые другие объяснения выглядели бы слишком упрощенными", – констатировала она, не забыв предупредить, что все полученные в ходе ДНК-анализа данные не стоит воспринимать слишком буквально.

"Подавляющее большинство выявленных компонентов ДНК принадлежало бактериям полости рта, – говорит она, – И только около 0,3% поступило от животных, растений и грибов, которых ели неандертальцы. Предложить, что они отражают всю диету полностью, было бы несколько преждевременно".

Ранее Генри уже пыталась восстановить рацион питания жителей Spy, и получила данные о присутствии в нем определенных корней и клубней. Однако ДНК-тесты ничего подобного не выявили. Между тем на одном мясе неандертальцы продержаться бы не смогли, уверены исследователи, потому что у них неизбежно возникло бы "кроличье голодание" – отравление животными белками, чреватое расстройством здоровья и даже смертью.

Примечательно, что одна из особей El Sidron’а была хилым подростком с букетом разнообразных недомоганий. У него развился большой дентальный абсцесс, вдобавок к которому имелось заражение паразитами, вызывающими диарею. "По всей вероятности, он был не слишком счастливым человеком", – сказала Вейрих.

Чтобы хоть как-то жить, бедный подросток активно употреблял внутрь кору тополя – природное противовоспалительное и обезболивающее средство, содержащее в себе естественную салициловую кислоту, близкую к действующему веществу аптечного аспирина. Кроме того, в его зубном камне нашлись ДНК грибка Penicillium – источника одного из первых антибиотиков, пенициллина. 

Трудно сказать, насколько осмысленным было употребление в пищу зерен, пораженных пенициллумом – ведь отличить их от здоровых даже сейчас можно только на вкус или под мощной лупой. Однако больше ни у кого из неандертальцев присутствия Penicillium не обнаружено. Так что вполне возможно, что у этих древних людей действительно могли быть некоторые сведения о том, что заплесневелые зерна помогают при болезнях, предполагает Вейрих.

И, наконец, последней сенсацией стала находка в зубном камне испанских неандертальцев генома бактерии Methanobrevibacter oralis. Он стал самым старым микробным геномом из когда-либо секвенированных, но важно не это. Во рту современных людей тоже живет метанобревибактер оралис, происходящий, по данным ДНК, от того же предка, что и неандертальский. Расхождение между двумя линиями Methanobrevibacter произошло около 110-140 тысяч лет назад – как раз когда, предположительно, произошли первые скрещивания неандертальцев с нашим собственным видом – Homo sapiens.

"Понятно, что обмен бактериями происходит между людьми, когда они целуются", – говорит Вейрих. Конечно, существуют и другие способы передачи микрофлоры, например, через пищу. Но если это были все-таки поцелуи, то скрещивание неандертальцев и современных людей приобретает новые, романтические тона. "Это бы очень отличалось от грубого принудительного скрещивания. Оно было очень интимным", – уверена исследователь.


Статья Neanderthal behaviour, diet, and disease inferred from ancient DNA in dental calculus опубликована журналом Nature

Doi: 10.1038/nature21674