PaleoNews

Неприметная триасовая рептилия Drepanosaurus оказалась жертвой поразительного эволюционного эксперимента, в результате которого ее передние конечности утратили сходство с лапами любых других четвероногих. Зато дрепанозавр за сотни миллионов лет до современных муравьедов научился добывать свою добычу с помощью огромных когтей.

Это открытие стало возможныv благодаря находке в Америке хорошо сохранившейся конечности Drepanosaurus. До этого все, что знали палеонтологи об удивительном обитателе триасовых лесов, основывалось на скелете из Испании сохранившемся так плохо, словно он прошел застенки инквизиции >>

 

С точки зрения систематики дрепанозавр относится к небольшому древнему отряду проторозавров (Protorosauria), родственному и динозаврам, и крокодилам, но больше – птерозаврам. Правда, крыльев у большинства проторозавров все-таки не было. Зато наш дрепанозавр мог похвастаться парой огромных когтей – по одному на каждой передней лапе. Как полагают палеонтологи, с их помощью животное вскрывало норы насекомых древоточцев или разрушало укрепленные гнезда-термитники. Поскольку размером Drepanosaurus напоминал современную кошку, такой диеты ему вполне хватало для безбедного существования.

Во всех подробностях ознакомиться со строением передних лап этих ящеров ученые смогли лишь недавно – благодаря найденной в американском местонахождении Hayden Quarry скелету этой конечности. И увиденное буквально повергло исследователей в шок.

"Это животное выходит за пределы всего, во что, как мы думаем, может превратиться конечность четвероногого, – рассказал ведущий автор нового исследования, докторант Йельского университета Адам Притчард (Adam Pritchard). – Экологически Drepanosaurus, кажется, был своего рода гибридом хамелеона и муравьеда, выглядящим действительно странно для своего времени. При этом он обладал совершенно уникальными передними конечностями".

У подавляющего большинства современных, да и ископаемых тетрапод, кости фаланг пальцев крепятся к мелким костям кисти, которые, в свою очередь, связаны с двумя вытянутыми в длину и параллельными костями предплечья – локтевой (ulna) и лучевой (radius). А вот у Drepanosaurus локтевая и лучевая кости оказались практически перпендикулярны друг другу. При этом две обычно короткие и округлые кости кисти – карпалии – вытянулись параллельно лучевой кости, превзойдя ее в протяженности. А второй палец кисти превратился в мощное крюкообразное устройство, весьма похожее на когти насекомоядных млекопитающих вроде муравьеда или броненосца.

Таким образом, дрепанозавр нарушает все закономерности строения передних конечностей, которые мы обычно наблюдаем в огромном диапазоне тетрапод, независимо от их экологии и происхождения. "Связи между костями позволяют предположить, что увеличенный коготь Drepanosaurus мог вставляться в гнезда насекомых, а затем вся лапа с силой вытягивалась наружу, разоряя гнездо. Это движение очень похоже на способ рытья современных муравьедов, которые также едят насекомых, – отметил Притчард. – С одной стороны, это расширяет границы наших представлений о лапах четвероногих с точки зрения их развития и эволюции. С другой стороны – рассказывает об экологии, образе жизни нашего животного. Кажется, совершенно независимо дрепанозавры разработали приспособления, которые мы видим сегодня в современных группах".

Триасовый период был временем грандиозных экспериментов и игры по нетрадиционным правилам, напомнил палеонтолог Национального музея Шотландии Николас Фрейзер (Nicholas Fraser). "Вот вам еще одно животное, которое полностью нестандартным образом приобрело такое устройство костей в конечности, которое помогало ему копать или рыть. Такое устройство было полезно ему только в этом одном конкретном случае – если оно действительно было специализированным роющим животным-копателем. Это первый реальный отход от основного плана строения тела, который мы видим с тех пор, как ранние четвероногие вышли на сушу 365 млн лет назад", – сказал доктор Фрейзер.


Статья Extreme Modification of the Tetrapod Forelimb in a Triassic Diapsid Reptile опубликована журналом Current Biology

Doi: 10.1016/j.cub.2016.07.084