PaleoNews

Знаменитые пермские звероящеры диметродоны традиционно воспринимаются как жестокие охотники на крупную добычу. Однако внимательное изучение их диеты привело палеонтологов к совершено иным выводам. Клыкастые "парусные" ящеры кормились в основном речными жителями – пресноводными акулами и амфибиями.

Битва между диметродоном и акулой рода Xenacanthus. Реконструкция: Bob Bakke

 

Известный специалист по звероящерам Роберт Бэккер (Robert Bakker) из Хьюстонского музея естествознания подвел итог 11-летнему исследованию костеносной линзы пермского периода в районе техасского городка Сеймур (Seymour). Это местонахождение занимает площадь примерно двух футбольных полей и представляет собой остатки древнего озера и речной поймы.

Команда Бэккера извлекла из линзы окаменевшие остатки 39 особей, принадлежавших к роду Dimetrodon. Поразительно, что предполагаемые жертвы этих хищников – Edaphosaurus и Diadectes – были встречены там в единственных экземплярах. "Этого явно недостаточно для поддержания столь обильной популяции диметродонов, – уверен палеонтолог Музея естественной истории Сеймура Кристофер Флис (Christopher Flis), который вместе с Бэккером был занят в этом проекте. – Должно быть, разницу восполняли другие виды животных. И скорее всего, эти животные были водными".

Действительно, костеносная линза буквально переполнена остатками и копролитами небольших пресноводных акул-ксенакантид, а также мелких амфибий рода Diplocaulus. На 134 скелета акул пришлось 88 диплокаулусов, уточняют исследователи. И те, и другие, конечно, уступали диметродонам в размерах, но зато идеально подходили на роль практически неисчерпаемого пищевого ресурса.

Американские палеонтологи даже попытались реконструировать процесс охоты. Своими огромными зазубренными зубами диметродоны подцепляли рогатые головы диплокаулюсов и резким движением головы и шеи выдергивали их из жидкого ила, как морковку. На этот вывод, в частности, наводит большое число разгрызенных черепов Diplocaulus. Но поскольку мяса в них было не очень много, хищников больше интересовали длинные тела этих амфибий.

Не брезговали звероящеры и акулами, хотя они могли оказать достаточно серьезное сопротивление. Во всяком случае, характерные серпообразные повреждения на костях множества диметродонов явно были оставлены акульими зубами. Остатки по меньшей мере 60 ксенакантов перемешаны с зубами диметродонов. Костей у акул нет, а их хрящ окаменевает чрезвычайно редко, и все же три зуба Dimetrodon найдены застрявшими в массивных ископаемых хрящах древних акул.

"Мы видим следы зубов Dimetrodon буквально на всем. Они ели даже друг друга", – отметил Беккер.

Напомним, что впервые гипотезу о том, что всем диметродонам банально не хватило бы крупной сухопутной добычи, высказал в 1970-х годах известный американский палеонтолог Эверетт Олсон (Everett Olson). "Слишком много мясоедов, – вторит ему Бэккер. – В те времена в мире явно наблюдался дефицит наземного мяса".


Сообщение о новом подходе к диете диметродонов Бэккер сделал в октябре 2015 года на ежегодном собрании Американского палеонтологического общества.