PaleoNews

Предками громоздких пермских синапсид, впервые в истории сухопутной фауны научившихся употреблять в пищу растения, были мелкие и юркие хищники. Одного из них описали в своей новой работе канадские палеонтологи.

Eocasea martini внутри следа жившего на 30 млн лет позже нее крупнейшего казеида Cotylorhynchus. Реконструкция: Danielle Dufault

 

Обитавшая почти 300 млн лет назад на территории современного Канзаса Eocasea martini весила меньше двух килограммов и при беглом осмотре больше всего напоминала обычную ящерицу. Молодой экземпляр, по которому был описан этот вид, достигал в длину всего 16 сантиметров, а его скелет был найден два десятилетия назад и все это время провалялся на полках в запаснике.

"Никто не обращал на него внимания, подумаешь, какой-то маленький зверек", – вспоминает руководитель исследовательской группы, профессор биологии университета Торонто Роберт Рейс. Когда, наконец, до этой окаменелости дошли руки палеонтологов, выяснилось, что речь идет об одном из самых первых и примитивных представителей казеид (Caseidae) – растительноядных синапсид, в пермском периоде превратившихся в монструозных гигантов весом больше тонны и размером с носорога.

"Именно в этой ветви эволюции позвоночных впервые появляются растительноядные животные, – отметил Рейс. – А Eocasea является первым животным, начавшим процесс эволюционных изменений, приведший к возникновению наземных экосистем с множеством растительноядных, поддерживающих убывающие количества хищников более высоких порядков".

"Eocasea – один из старейших родственников современных млекопитающих, она закрывает пробел в истории семейства продолжительностью около 20 млн лет. Таким образом, казеиды гораздо более древняя группа, чем это было ранее засвидетельствовано в летописи окаменелостей", – добавил соавтор исследования Йорг Фробиш, работающий в берлинском Музее естествознания.

В отличие от своих далеких потомков эоказея предпочитала питаться не растительностью, а более шустрой добычей, предположительно, насекомыми. На это указывают как строение зубов, так и отсутствие типичного для растительноядных бочкообразного туловища. Дело в том, что содержащаяся в растительной пище клетчатка требует длинного пищеварительного тракта, для которого необходимо объемистое брюхо. У стройной эоказеи на него нет и намека.

"Все остальные представители казеид являются растительноядными, а эта, самая старая – нет. Мы наблюдаем внутри группы трансформацию из насекомоядных животных в травоядных, – констатировал Рейс. – И что действительно интересно, это не единственная группа, в которой произошла такая трансформация. Тем же самым примерно в это же время были заняты и некоторые другие линии позвоночных".

Выгода, которую получили казеиды от перехода на новые источники пищи, очевидна, пишет Discovery. "Эволюция растительноядных была подлинной революцией в истории наземной жизни, потому что сухопутные позвоночные впервые смогли получить прямой доступ к огромным пищевым ресурсам, предоставляемым наземными растениями. А затем эти травоядные, в свою очередь, стали одним из основных пищевых ресурсов для крупных наземных хищников", – подчеркнул канадский профессор.

Отвечая на одни вопросы, открытие Eocasea тут же порождает другие, сообщил также Рейс. "Одна из самых больших загадок, на мой взгляд, заключается в том, почему растительноядные не появились раньше и почему это событие произошло независимо сразу в нескольких линиях позвоночных?" – сказал он.


Статья The Oldest Caseid Synapsid from the Late Pennsylvanian of Kansas, and the Evolution of Herbivory in Terrestrial Vertebrates опубликована порталом PLOS ONE.

Doi: 10.1371/journal.pone.0094518