PaleoNews

Остатки нескольких амфибий-метопозавров обнаружили палеонтологи в известном местонахождении триасовой фауны позвоночных около польского города Красиюв. Как показали исследования, молодь этих животных предпочитала пережидать засушливые периоды года, забравшись в норы.

Метопозавр Koskinonodon, реконструкция Николая Зверькова

 

Дорота Конецко-Мейер и Мартин Сандер из Боннского университета посвятили свое совместное исследование строению костей метопозавров – древних хвостатых амфибий, живших 230 млн лет назад и выраставших до трех метров длиной. Вес взрослых особей Metoposaurus diagnosticus приближался к полутонне, а их внешность была довольно своеобразной – плоские голова и хвост, и торчащие по сторонам недлинного тела широкие и короткие лапки.

Скорее всего, метопозавры обитали во временных озерах, плавая в которых, добывали себе пищу и размножались. Когда наступал засушливый период и водоемы мелели, амфибии впадали в спячку. Однако роющее поведение для них никогда прежде не устанавливалось. Внимание немецких ученых привлекли остатки нескольких недавно обнаруженных несовершеннолетних метопозавров в возрасте от одного до четырех лет. По мнению немецких палеонтологов, этот молодняк пережидал неблагоприятные условия, вызванные продолжительной засухой, в норах. Строение скелета и тела в целом допускало такое поведение.

Изучив кольца роста в костях метопозавров, Сандер и Конецко-Мейер выделили два разных узора. Обычно у ископаемых амфибий широкие полосы считают соответствующими этапам быстрого роста, и узкие относят к периодам замедления роста. "Гистология длинных костей метопозавров представляется нам уникальной, – заявила ведущий автор исследования Конецко-Мейер. – В нашей интерпретации она соответствует двухсезонному климату с коротким благоприятным сезоном дождей и более продолжительной сухой части года, когда условия для жизни были хуже".

Кроме того, благодаря исследованиям строения костей палеонтологам удалось решить еще одно важное затруднение. "Обычная проблема с такими крупными амфибиями заключается в том, что вы не можете точно определить возраст по их размеру, – рассказал Мартин Сандер. – Иногда подростки и взрослые особи оказываются идентифицированными как представители разных видов. Наш метод снимает эту сложность".

"Меня поражает, сколько самой разнообразной информации мы можем извлечь из древних костей, – признался также Сандер. – Все эти методы мы используем с 1840-х годов, но только в последние 20 лет стали задавать правильные вопросы и широко применять сравнение с современными животными".

Как пишет EurekAlert!, взрослыми метопозавры становились годам к семи, и животных такого возраста вместе с ювенильными особями обнаружить не удалось. Так что пока остается неясным, закапывались ли они вместе с молодняком в норы, чтобы спастись от жары и засухи.

"Эта интерпретация интересна, но в некоторых отношениях проблематична, – прокомментировал статью доктор Мишель Лорин из французского Национального музея естественной истории. – Метопозавры были намного крупнее любых современных роющих амфибий. Если он действительно копал норы, то голова и хвост должны были играть в этом процессе намного большую роль, чем лапы, как мы видим это у большинства современных водных позвоночных".