PaleoNews

Необычный ящер, обнаруженный палеонтологической экспедицией в центральной Африке, заставил ученых пересмотреть свои взгляды на историю жизни в пермском периоде. Оказывается, фауна древнего сверхконтинента Пангеи была вовсе не так однородна, как это казалось прежде.

 

Напомним, что во времена пермского периода, 250-260 млн лет назад, все континенты Земли входили в состав гигантского массива суши, называемого Пангея (то есть все-Земля). Его окраины представляли собой влажные равнины, а центр суперконтинента занимала огромная жаркая и очень сухая пустыня. Благодаря такой географии разные виды животных могли беспрепятственно распространяться по всему периметру суши. Действительно, в наши дни окаменелости одних и тех же существ тех времен встречаются на самых разных материках.

Однако эту простую картину грозит заметно усложнить находка палеонтологов из университета Вашингтона. В Нигере, который в пермское время располагалась в самом центре Пангеи, они обнаружили остатки очень своеобразного парейазавра – крупной растительноядной рептилии, передвигавшейся на четырех лапах и отличающейся крайне уродливым внешним видом. Голову парейазавров украшали многочисленные шишки, рожки и наросты, а вдоль спины тянулся гребень из костяной брони.

Вместе с получившим название Bunostegos akokaensis ящером ученым попались остатки нескольких видов амфибий и растительности, что говорит о существовании в представлявшемся сухим и безжизненным центре Пангеи настоящего оазиса, заселенного влаголюбивой макрофауной. Обитатели этого уголка центральной Пангеи на протяжении миллионов лет были отрезаны от прибрежных родственников и развивались в своей резервации вполне самостоятельно.

Как показали исследования, Bunostegos (это название происходит от греческих слов bunos – узелок, узловатый, и stegos, то есть крыша, и подразумевает сильно бугристую крышку черепа нового животного) вырастал до размеров современной коровы и достигал веса больше 700 килограммов. Это было крупное приземистое животное, привязанное к водоемам и питавшееся растительной пищей. Его голову и тело покрывали многочисленные костяные наросты.

На голове буностегоса росли крупные рожки, украшенные луковицеобразными расширениями. По словам палеонтологов, это самые большие и самые мощные рожки из всех известных у парейазавров. При жизни они, по всей вероятности, были обтянуты кожей, как рога современных жираф.

Некоторые особенности строения Bunostegos говорят о его близких родственных отношениях с группой ранних парейазавров. По всей вероятности, еще до установления на континенте засушливого климата группа предков этих животных проникла в центральную Пангею и оставалась там на протяжении миллионов лет, отрезанная от других популяций жаркой пустыней. Свои примечательные рожки буностегосы отрастили уже самостоятельно и независимо от прибрежных жителей, демонстрируя великолепный пример конвергенции.

"Наша работа подтверждает теорию о том, что центральные регионы Пангеи были климатически изолированы, позволяя уникальной реликтовой фауне сохранится там до поздней перми", рассказал один из авторов исследования Кристиан Сидор. Между тем районы, располагавшиеся  за пределами центральной области, сохранили свидетельства регулярного взаимного обмена фауной, пишет PhysOrg.