PaleoNews

Первые шаги человечества в области возвращения к жизни исчезнувших с лица земли животных поставили перед ученым сообществом философскую проблему – не окажется ли так, что воскрешая саблезубых тигров и неандертальцев, мы уничтожим пока еще вполне живых представителей фауны?


 

Возвращение из небытия вымерших животных начинается в обычной морозильной камере. Именно там австралийский палеонтолог Майкл Арчер хранит все, что осталось от вымершей в 1970-е годы лягушки Rheobatrachus silus. Это создание прославилось тем, что вынашивало оплодотворенную икру в собственном желудке, а новорожденные лягушата появлялись на свет из материнского рта.

Общеизвестно, что при глубокой заморозке клетки гибнут, буквально разорванные кристалликами льда, образующимися как внутри, так и снаружи этих клеток. Однако Арчеру и его коллегам удалось найти в замороженных остатках реобатрахуса неповрежденные ядра, которые и были помещены в яйцеклетки его ближайшего родственника. "В феврале мы увидели, как начинает происходить чудо", рассказал Арчер на конференции TEDx De-Extinction в американском Географическом обществе.

По словам ученого, некоторые клетки с имплантированными ядрами реобатрахуса принялись делиться и даже добрались до одной из ранних стадий развития эмбриона – бластулы. И хотя затем они погибли, Lazarus Project, как называет свою работу австралийский палеонтолог, убедительно доказал, что воскрешение вымерших животных вполне возможно.

Стоит напомнить и о другом успешном опыте возвращения исчезнувшего вида. В 2003 году испанские ученые успешно клонировали пиренейского козерога, или букардо. Подсаженный суррогатной матери эмбрион этого копытного был успешно выношен и родился, но из-за проблем с легкими оказался нежизнеспособен и умер через 10 минут после рождения.

Хотя оба эти эксперимента формально кончились провалом, энтузиасты девымирания полны самых радужных надежд. Означает ли вымирание то, что вид потерян навсегда? И если нет, то должно ли человечество предпринять усилия по его возвращению, поставили вопрос участники конференции. "Если именно мы уничтожили этот вид, то мы имеем не только право, но и моральную обязанность сделать для него все, что возможно", уверен Арчер.

 

Шестое вымирание

За свою историю люди уничтожили множество животных. Кошки смотрителя маяка в конце прошлого века доели последних новозеландских крапивников – нелетающих птиц, открытых только в 1900 году. Голодные моряки уничтожили единственную на планете популяцию стеллеровых коров. Голубые бабочки Glaucopsyche xerces исчезли совсем недавно из-за расширения города Сан-Франциско. "Как вид, люди удивительно эффективны в том, чтобы превращать обычных животных в вымерших", – констатировала профессор-зоолог Кейт Джонс из Лондонского университетского колледжа.

Неконтролируемая охота, изменения климата и исчезновения привычных мест обитания приводят к тому, что темпы вымирания набирают обороты. По некоторым подсчетам, к концу 21 века Земля может лишиться примерно половины существующих видов животных, то есть столкнуться с шестым в своей истории глобальным вымиранием. Первые пять имели причиной климатические изменения планетарного масштаба и происходили без участия человека.

Ученые, противостоящие вымиранию, надеются, что новые инструменты, предоставляемые современной биологией, помогут вернуть к жизни множество исчезнувших животных. Например, Long Now Foundation и его Revive & Restore project поставили себе целью воскресить странствующего голубя – птицу, от стай которой темнело небо над Северной Америкой. Аналогичный проект из Южной Кореи занимается возвращением мамонта. Список потенциальных воскрешаемых включает в себя также саблезубых тигров и неандертальцев. Все, что необходимо для претворения планов ученых в жизнь – найти биоматериалы с неповрежденной ДНК этих существ.

Как показывает пара первых экспериментов, путь девымиранию предстоит не из легких. Например, чтобы создать популяцию, придется воскрешать как минимум пару разнополых особей, носителей как X, так и Y-хромосом. Другим вариантом, сообщил Роберт Ланца из Advanced Cell Technology, является работа со стволовыми клетками, создаваемыми на основе древней ДНК. По его признанию, пока выращивание из стволовых клеток сперматозоидов и яйцеклеток, их слияние и выращивание настоящего мамонта лежит за пределами современной науки. "Но это только начало. Мы не собираемся останавливаться", оптимистично заявил ученый.

В свою очередь Бет Шапиро, эволюционный биолог из Калифорнийского университета, напомнила собравшимся, что просто получением эмбрионов их задача не исчерпывается. В случае, например, с мамонтом человечеству  придется восстановить всю экосистему, в которой обитал этот полярный гигант. А между тем даже современные склоны все отчетливее сползают к вымиранию, и процесс пока не удается взять под контроль. "Прямо сейчас храбрые защитники природы рискуют своими жизнями, чтобы защитить лесных слонов от вооруженных браконьеров, поддержал ее Дэвид Эренфельд из Ратгерского университета в Нью-Джерси. – А мы тут говорим о безопасном возвращении мамонта?"

 

Храните охлажденным

Тем не менее некоторые уроки девымирания уже извлечены. Например, лучшим местом для долгосрочного хранения ДНК признана Арктика. "Это холодное место, и оно остается холодным по крайней мере миллион лет", – пояснила Шапиро.

Примерно так же, как ДНК мамонта покоится в вечной мерзлоте Арктики, в отделе Frozen Zoo зоопарка Сан-Диего при температуре – 197 градусов по Цельсию хранятся образцы клеток 503 млекопитающих, 170 птиц, 70 рептилий, 12 видов амфибий и рыб. Аналогичные задачи и у холодного хранилища семян в норвежском Свальбарде, где находятся образцы множества видов и сортов культурных растений, отмечает Nature.

Очевидно, что научный прогресс не остановить. Человечество будет воскрешать исчезнувшие виды. Но под вопросом остается как судьба таких возвращенцев, так и их взаимоотношения с нынешними жителями Земли. Одним из возражений против клонирования неандертальцев, напомним, был вопрос этического свойства – а что с ним делать дальше? Кто возьмет на себя ответственность за жизнь самого одинокого человека в мире, все родственники которого исчезли тысячи лет назад?

Не меньше вопросов порождают и проекты по девымиранию животных. Смогут ли они встроиться в современные экосистемы и обходиться без постоянной помощи человека? И если да – то вымрут ли в результате этого возвращения виды, пока чувствующие себя вполне сносно?

"По логике и согласно Дарвину, все вымершие виды уже "проиграли", а значит они менее приспособлены и их искусственное возвращение вряд ли может как-то повлиять на современную биоту, – отвечает доцент кафедры региональной геологии и истории Земли, замдекана по научной работе факультета глобальных процессов МГУ имени М.В. Ломоносова Руслан Габдуллин. – Мамонтам негде ходить: нет полярных степей, саблезубые тигры не факт, что завалят медведя, ведь медведи уже жили с ними, про мирных растительноядных зверей вообще говорить не приходится – они станут жертвой современных хищников или умрут от загрязнения окружающей среды. Большерогому оленю, например, как и мамонтам, просто не хватит еды".

Шансов на счастливую самостоятельную жизнь нет практически ни у кого из видов, вымерших в четвертичном периоде и конце неогена. "Это как в латах и с арбалетами появиться перед танком... Финал предрешен. Дронты, стеллеровы коровы и сумчатые волки погибнут быстро по тем же причинам, – продолжает Габдуллин, который является автором нескольких работ по палеоэкологии и палеоглобалистике. – Гипотетически, у мелких динозавров типа целюрозавров (которые еще и умные к тому же) шансов больше побродить где-нибудь в тропических лесах. Крупным хищникам типа Ти-рекса или титанобоа, мастодонзаврам опять же не хватит пищи. В океане – другое дело. Кронозавру или мегалодону рыбы в морской бездне хватит, главное для них – самим не превратиться в суши, шанс на что невероятно велик".