PaleoNews

На территории Восточно-Европейской платформы находится немало местонахождений позвоночных пермской системы, особенно в сравнении с другими районами, где общая площадь выходов пермских континентальных отложений заметно меньше. Но ученые продолжают делать все новые и новые интересные открытия. 

Так, еще пару лет назад палеонтологи были уверены в том, что в Самарской области местонахождения фауны пермских позвоночных отсутствуют, несмотря на обширные выходы пород среднего отдела пермской системы в ее северной и центральной частях. О первой экспедиции в этот регион, давшей практический результат, PaleoNews рассказал ее участник, внештатный сотрудник Палеонтологического института РАН Антон Ульяхин >> 

Фото: Антон Ульяхин

 

По воле случая с подачи самарских геологов, которые проводили практику для студентов в одном из песчаных карьеров Шенталинского района, здесь удалось выявить новую костеносную точку, которая привлекла внимание ПИН РАН. Ранняя экспедиция, стартовавшая под Самару в конце апреля, была обусловлена тем, что интересующие отложения могли быть срыты местными жителями в очень скором времени, потому что карьер, где были найдены кости, не перестает разрабатываться и, как позже выяснилось, активно используется в качестве мусорной свалки. Чтобы не потерять уникальный материал, пришлось ехать в то время, когда еще даже не успел растаять весь снег. На месте стало понятно, что мы имеем дело с терригенными породами казанского яруса, представленными косослоистыми красновато- и желтовато-бурыми песчаниками и конгломератами, характеризующими дельтовую фацию древней пермской реки. 

270 млн лет назад северная часть Самарской области представляла собой приморскую речную долину. Общая мощность вскрытых на карьере песчаников составила около 15 м, ограниченная сверху и снизу толщей карбонатов, сформированных, вероятно, в условиях лагун, поскольку наличие гипса и крайняя обедненность фауной беспозвоночных (отпечатки створок брахиопод рода Cancrinella, ходы червей-илоедов) предполагают существование небольшого по площади, мелкого полуизолированного бассейна. Вероятная пограничная зона двух разных сред была причиной частой смены обстановок осадконакопления с дельтовых на лагунные, что отразилось в строении осадочной толщи. 

Костеносными на местонахождении оказались линзы конгломератов, самая мощная из которых залегала в останце, нетронутым в ходе работ по добыче песка. Именно эта линза стала местом основных раскопок, где концентрация костей была максимальной. Линзовидный прослой глинисто-железистого конгломерата до 0,5 м мощности в средней части, залегающий на вишневом, пологоволнисто-слоистом и косослоистом, грубозернистом, полимиктовом, неплотном песчанике. Нижняя граница конгломерата четкая, пологоволнистая, падающая в восточном направлении под углом 20 градусов. Уменьшение мощности линзы отмечается в западной части останца. 

Конгломерат состоит из светло-серых и красно-кирпичных уплощенных и сферических  хорошо окатанных глинистых галек размером до 10 см, наиболее крупных в центральной части линзы. Гальки от очень плотных до почти несцементированных, поверхность которых часто покрыта черными пятнами. В верхней части линза переходит в желтовато-бурый крупнозернистый, полимиктовый, рыхлый песчаник. В меридианальном направлении линзу рассекает прослой серого, окварцованного, грубозернистого, кавернозного, очень плотного песчаника мощностью до 20 см, падающего в западном направлении под углом 50 градусов. В линзе выделены лентовидные, округлые в сечении вместоформенные (?) пустоты, внутренняя поверхность которых покрыта бурым корковым мелкозернистым кварцем. Эти пустоты образовались, возможно, в результате растворения и вымывания фоссилизированного древесного материала. В линзе был обнаружен крупный фрагмент древесного ствола длиной около 40 см, окварцованный, со следами ожелезнения. Костные остатки в линзе распределены неравномерно. Максимальная концентрация отмечается в отдельных участках, в особенности тех, где прослеживается обломочный материал наибольшей размерности.

За почти неделю работ удалось собрать довольно интересный материал по рыбам и тетраподам. Наибольшее число находок относилось к ихтиофауне, представленных часто встречаемыми чешуями и покровными костями черепа палеонисков. Найденный фрагмент ихтиодорулита предполагает присутствие в рыбном комплексе акул. Что касается тетрапод, то, по предварительным данным, это голюшерминский субкомплекс очерского фаунистического комплекса, охарактеризованный как минимум 4 семействами из 10, известных в данном ориктокомплексе. Среди амфибий точно найдены кости крыши черепа с характерной ячеистой покровной скульптурой и зубы представителей семейства Archegosauridae, которые из-за своей удлиненной морды чем-то напоминали современных гавиалов. Присутствие в комплексе терапсид также является очевидным фактом. Мной был найден неплохой сохранности симфиз нижней челюсти с характерным терапсидным клыком, возможно, представителя семейства Rhopalodontidae, что еще предстоит выяснить. 

В последний день раскопок научный журналист Антон Нелихов, который принимал активное участие в экспедиции, сделал если не самую важную, то определенно очень интересную находку. Речь идет о нижней челюсти капториниды. Представители семейства Captorhinidae Восточной Европы на сегодняшний день включают только два рода, которые изучены еще очень плохо во многом потому, что костный материал единичный и фрагментарный, представленный исключительно нижнечелюстными костями. Поэтому выводы о морфологии посткрания делаются по другим родам внутри семейства, известным по более или менее полным скелетам из местонахождений Северной Америки и Африки. 

Это были рептилии среднего размера (до 2 м), которых можно считать склерофагами. Поводом для отнесения капторинид к такой группе экобиоморф стало строение их зубной системы, для которой характерна многорядность (до 5-6 рядов), а сами зубы устроены так, что они не годились для жевания, а, скорее, для  раздавливания жесткой пищи вроде насекомых с их хитиновым покровом или раковин наземных моллюсков. Капториниды интересны еще и тем, что их череп анапсидного типа, лишенный височных окон, как, например, у парейазавров. Однако эти примитивные рептилии все же были ближе к диапсидам. 

В результате этой короткой экспедиции удалось собрать материал, по которому можно уточнить и дополнить комплекс очерской фауны, но нужно торопиться с максимальной выборкой костей из линзы вплоть до ее полного срытия. Во всяком случае, наши коллеги из Самары, благодаря которым было открыто новое местонахождение, обещали плодотворно поработать на карьере после нашего визита, что обещает сохранить максимум ископаемых для науки, пока это интересное место окончательно не поглотила толща мусора.