PaleoNews

Несколько дней назад многие СМИ облетела новость – международная палеонтологическая экспедиция открыла в Якутии остатки древнейших существ, сулящие подлинный переворот в науке. Далее информация разнилась – одни издания смело писали о докембрийских позвоночных, другие осторожно именовали их же предками скелетных организмов. Участник экспедиции, профессор МГУ Андрей Юрьевич Журавлев рассказал PaleoNews о подробностях этого замечательного открытия.

Место работы экспедиции. Фото: Андрей Журавлев

 

– Существа, остатки которых мы нашли в Усть-Майском улусе Якутии – совершенно необычные. Что-либо похожее пока больше нигде в мире не находили, – заявил ученый.

 

Скелет медузы

Совместная экспедиция Московского госуниверситета им. М.В. Ломоносова, Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья, Эдинбургского университета и Нанкинского института геологии и палеонтологии работала в этом году в юго-восточной части Якутии. Вместе со многими другими ископаемыми ученые нашли и практически первые в мире остатки скелетов – твердых частей тела древних животных, использовавшихся ими для защиты и в качестве опоры мягких тканей. Главным сюрпризом стал возраст находки – порядка 550 млн лет. Столь древние окаменелости время от времени встречаются в разных частях мира, но скелетов у них, как правило, нет.

Напомним, что до "скелетной революции", произошедшей в кембрийском периоде, живые существа на Земле были хотя и многочисленны, но лишены твердых частей тела. Об истинных причинах такого положения дел ученые пока спорят, предполагая, что в появлении панцирей, клешней и зубов сыграли свою роль колебания содержания кислорода и минеральных соединений в океанской воде или появление хищников.

– Хотя в последнее время в эдиакарских отложениях (поздний докембрий) находят всё больше скелетных организмов, столь сложно устроенных, подобных усть-майским ископаемых пока ещё не открывали. Важность же этих находок в том, что они, несмотря на малое разнообразие, носят массовый характер, встречаясь и в Намибии, и в Южном Китае, и теперь у нас в Якутии, то есть во всех карбонатных разрезах этого интервала, – говорит Андрей Журавлев. – Это значит, что "кембрийскому взрыву", когда за короткий по геологическим меркам временной отрезок в 30-40 млн лет на несколько порядков возросло разнообразие животных, в первую очередь скелетных, предшествовал интересный период, когда построить минеральный скелет было уже можно, но воспользовались этим лишь некоторые эдиакарские организмы, не преодолевшие позднее кембрийскую границу. Почему так случилось, мы и начали выяснять в рамках нашей совместной экспедиции. Будем смотреть, что поменялось в Мировом океане – кислотность, насыщенность кислородом, что-то еще? Сейчас геохимический анализ позволяет сделать многое при детальном отборе образцов, а мы отобрали несколько километров разрезов через каждые полметра.

Так или иначе, новые якутские существа вполне могут претендовать на звание первых в мире обладателей твердого скелета. Они отдаленно напоминают известных из отложений эдиакарского возраста цикломедуз, названных так по причине некоторого очень поверхностного сходства с современными кишечнополостными. Это были небольшие, диаметром в первые сантиметры, сидячие радиально-симметричные формы с концентрическим строением центральной конической части и тонкими радиальными каналами, расходящимися по периферии "зонтика".

– Цикломедузы имеют некоторое сходство с нашими новыми существами, единственное их отличие заключается в том, что усть-майские формы обладали твердым известковым скелетом, – отметил Андрей Журавлев.

 

Братец гриб

Как уже отмечалось, сходство с кишечнополостными у якутских существ оказалось достаточно поверхностным. На сегодняшний день палеонтологи затрудняются назвать даже самое крупное таксономическое подразделение - царство, к которому могли бы принадлежать их находки.

– Для ответа на этот вопрос требуется изучить строение и состав скелета. Пока же можно сказать, что такие организмы вполне могли сочетать признаки животных и грибов, которые, как установлено по молекулярным данным, имели общих предков, – рассказывает профессор Журавлев.

О грибах ученые вспомнили не случайно – в последние годы интерпретации некоторых докембрийских окаменелостей в качестве остатков грибов или их симбиозов с водорослями – лишайников – появляются все чаще. Возможно, именно к грибам относятся проблематичные фосфоритовые окаменелости из китайской формации Доушаньто возрастом 600 млн лет. И даже классические окаменелости из австралийской Эдиакары некоторые исследователи, например, профессор Орегонского университета Грегори Реталлак, склонны считать именно грибами.

– Техническая революция, произошедшая в естественных науках за последние 10-15 лет, полностью перевернула все наши представления о характере эволюции организмов, да и Земли в целом. Скажем, кто, кроме Сергея Курехина, лет 25 назад был готов утверждать, что мы и грибы – близкие родственники? Так что даже независимо от наших последних находок давно уже пора переписывать учебники, – уверен российский палеонтолог.

 

Детектив эдиакарского периода

Стоит отметить, что открытие первых скелетных организмов в мире имеет давнюю историю и развивалось по классическому детективному сценарию.

– Впервые эти ископаемые обнаружила сотрудник Палеонтологического института АН СССР Нина Павловна Суворова в 1958 году, во время поиска кембрийских трилобитов, специалистом по которым она была, – вспоминает Андрей Журавлев. – Находками заинтересовался член-корреспондент АН СССР Александр Григорьевич Вологдин, и в 1960 г. вышла кратенькая заметочка в "Докладах Академии наук", где они получили название Suvorovella.

Исследователи сравнивали сурововелл с водорослями, губками и некоторыми вымершими организмами, но никакого вывода тогда сделано не было. Особого значения им не придали, поскольку возраст находок посчитали кембрийским. К сожалению, вся коллекция со временем оказалась утеряна, и даже координаты места, в котором располагалось их местонахождение, прочно забыли.

– В 1998 году мы с Андреем Иванцовым (старшим научным сотрудником Палеонтологического института РАН) прошлепали за три недели 400 км на вёслах в резиновой лодке. Нашли другие эдиакарские организмы, но суворовеллы не попались, - рассказывает Андрей Журавлев. – Хотя я всегда ссылался в статьях про скелетные эдиакарские формы на суворовелл, как на сложные организмы, в отсутствии образцов к ним все относились скептически. Тогда Иванцов перешёл на дедуктивный метод: нашёл полевой дневник Суворовой 1958 года, и по нему удалось установить конкретное местонахождение, где в прошлом году он и открыл суворовелл заново. Этим же летом мы в течение двух недель разбирались с разрезом в подробностях и наколотили внушительную коллекцию. Теперь есть, с чем работать.

На помощь отечественным ученым в этой экспедиции пришли иностранные коллеги. В отличие от политиков, российские, китайские и британские палеонтологи без проблем нашли общий язык.

– Что поразило иностранцев наряду с весьма полными, непрерывными разрезами, так это масштабы нетронутой сибирской природы. Вот что нам нужно сохранять и ставить целью развития нашего государства, а не грохать немыслимые средства на невразумительные спортивные проекты. Кстати, и те бы обошлись в разы дешевле, если бы прежде, чем проектировать и строить, под них подвели научную геологическую базу, – свидетельствует Журавлев.

По его словам, все, кто бывал раньше в сибирских "полях", хранят не лучшие воспоминания о еде. Поэтому китайцы, например, привезли с собой полчемодана всяких приправ.

– Но я заранее подстраховался и пригласил шеф-повара одного из ресторанов Якутска Николая Атласова. Так что после кроме воспоминаний о геологии и природе все участники экспедиции полны также впечатлений о еде. Да и я не припомню, чтобы за 30 лет экспедиций так вкусно ел, - заключил российский ученый.

Загадочные скелетные организмы из Усть-Майского улуса. Фото: Андрей Журавлев